Максим Загорулько: «Для чего продюсеру баян?»


Здравствуйте, дорогие друзья!

Сегодня у нас в гостях  композитор, продюсер и бизнесмен — Максим Загорулько!

Из интервью Вы узнаете:

  • как стать продюсером;
  • подводные камни шоу-бизнеса;
  • как правильно инвестировать в музыкальный проект;
  • для чего продюсеру баян;
  • что нужно делать, чтоб стать лучшим в своем деле.

 Приятного просмотра!

 

 

Здравствуйте, дорогие друзья, с вами Иван Макаров и проект NumberFirst.ru.

Сегодня у нас в гостях композитор,  продюсер, бизнесмен Максим Загорулько.

Иван Макаров: «Здравствуйте, Максим!»

Максим Загорулько: «Здравствуйте, Иван.»

Иван Макаров: «Всегда было интересно, как становятся «звездами».  «Звезды» — те люди, которых мы видим на  телеэкране, в клипах и так далее. На самом деле основу их образа, фундамент этого всего составляют продюсеры. Вот как, собственно, человек становится таким фундаментом? Как в Вашей жизни  сложилось, что Вы, вдруг, начали продюсировать?»

Максим Загорулько: «Я думаю, у всех продюсеров по-разному, расскажу о своей личной истории. Меня  всегда интересовала музыка и, в принципе, сцена, но поскольку я не обладаю от рождения хорошими вокальными данными, я не могу петь и не могу в этом понятии быть  конкурентоспособным, поэтому у меня выбора не осталось. Я могу передавать, скажем так,  свои идеи и эмоции через других исполнителей, при этом сам не могу выступать на сцене. Но это первый момент.  Второй момент, как правило,  артисты и продюсеры  — это люди совершенно разных складов,  и первые предназначены для того, чтобы выступать на сцене,  вторые – затворники и не выходят из студии или из офиса, месяцами  работают над проектом. Поэтому я думаю, что продукт один, а люди в нем разных психотипов  участвуют.»

Иван Макаров: «То есть, у каждого своя работа: кто-то выполняет всю сложную рутинную работу по организации, по упаковке и так далее, а кто-то просто, скажем так, практически на готовое приходит: выходит на сцену, работает  с публикой, зажигает и, собственно, создает то, что мы уже видим. Так?»

Максим Загорулько: «Ну да, продакшн  двух частей: непосредственно контент и уже шоу.  Но при этом у нас же на эстраде много примеров артистов – музыкантов, которые являются и продюсерами, и исполнителями. Например, Земфира. Понятно, что все в любом случае  работают с  командами музыкантов, но  концептуально и музыка, и все, что она  делает, она делает это сама и соавторов никогда не имела, и я думаю, нет их у нее. Но, конечно, сейчас у нас все больше продюсерских проектов, они  достаточно хорошо построены, гармонично, и организация хорошая, но в этом плане, поскольку теряется некая естественность, теряется живость в конечном продукте.»

Иван Макаров:  «Это с чем связано, по Вашему мнению?»

Максим Загорулько: «Коммерция.»

Иван Макаров: «Чисто коммерция, потому что делается продукт, который будет востребован аудиторией и это уже не совсем творчество, это  технология, да?»

Максим Загорулько: «Да, это массовый продукт, который должен принести максимальную прибыль. Здесь всегда теряется творческий, эстетические компонент. Так же, как и фаст-фуд, вот такие аналогии можно провести.»

Иван Макаров: «Максим, тогда такой вопрос. Для Вас — это проблема: творить,  соответственно, творческую и коммерческую составляющую музыки?»

Максим Загорулько: «Первый вопрос, я думаю, что это можно поставить вообще к глобализации во всем мире, она и коснулась музыки, тут можно долго говорить. Но я не думаю, что это плохо, это  свойство времени. А а у меня есть разные проекты.  Как раз проект  «Калифорния» -  он  больше творческий, но в то же время я работаю по заказам или по контрактам на определенное количество песен, и в этом случае я работаю сугубо по формату. Если формат  на массовость и на коммерцию, то я делаю в этом формате, а если эксперименты и прочее, то они не ко всем проектам применимы, поэтому мне, в принципе,  удается это гармонично совмещать.»

Иван Макаров:  «Гармония – это круто. Максим,  такой вопрос: все-таки, когда-то  вы только стартовали, только начинали свой бизнес, наверное, был какой-то первый заказ или  первый проект, который принес первые деньги. Помните тот момент, когда  Вы поняли: да, я буду этим заниматься и  на этом, действительно, оказывается  можно зарабатывать? Было такое?»

Максим Загорулько: «Да, я помню момент, когда я продал первую песню, и спустя много лет ее издал крупный лейбл федеральный. Я об этом даже подумать не мог, я ее продал за полторы тысячи рублей. Тогда я был студентом. Мне казалось, что это была заоблачная сумма и я подумал, что, если я так, хотя бы, раз в месяц буду или раз в неделю продавать свои работы, то можно считать, что жизнь удалась. Конечно, я тогда ничего не знал об авторских отчислениях, о том, как это может принести прибыль или нет. С тех пор у меня постепенно поднимался  ценник и вместе с ним рос профессиональный уровень. Было мне тогда 19 лет.  Но это был момент, изменивший мое сознание – первые деньги за хобби. В дальнейшем к хобби менялось отношение,  в итоге  я стал старше и ко всему подбираю профессиональный подход.»

Иван Макаров: «Спасибо, Максим. Бизнес — это, конечно, череда взлетов, падений, каких-то  изменений, а какая самая большая проблема, которая у Вас была в организации, например, продюсерского бизнеса?»

Максим Загорулько: «Мне, конечно, на ум приходит история, когда нашу студию попросту ограбили. Выломали дверь, вынесли все оборудование. Но это такая ситуация достаточно редкая.

Если брать во внимание какие-то системные проблемы, которые происходят именно в этой индустрии, то у нас в России беда с авторскими отчислениями. Если артист зарабатывает определенную сумму, находясь  на сцене, включая гастроли и корпоративы, а автор не осведомлен в полной мере об этой деятельности или, вообще, не связан договором с исполнителем, то очень часто получается, что ты либо отдаешь, либо продаешь, либо получаешь аранжировку на песню, а это разовый акт, и после этого ты не имеешь с этого никаких дивидендов.  И, в принципе, скажем, прокрутки на радио, использование этого материала авторского в коммерческих целях… редко когда должным  образом автор получает отчисления. Если бы этот компонент был налажен у нас, то это был бы очень прибыльный бизнес, а поскольку этого нет, то  финансовые трудности есть абсолютно у всех музыкантов.

Если говорить про  индустрию звукозаписи, то этот бизнес с достаточно маленькой нормой  прибыли, и , скажем, выгоднее открыть парикмахерскую и прочее. Если открывать крутую студию, то соответственно большие затраты на  оборудование, поэтому сейчас студия звукозаписи делается при телевидении или при музыкальном проекте. Сама студия  звукозаписи как таковая, практически никогда не является очень рентабельной, во всяком случае в России.  У нас, музыкантов, основным выходом из этого положения, является создание песен.  Песня «под ключ» называется или  написание аранжировки, либо не продажа, а передача на исполнение артистам и получение с этого комиссии.»

Иван Макаров: «Если перейти к цифрам,  если, не секрет, примерно, какая норма прибыли для звукозаписывающего бизнеса в России?»

Максим Загорулько: «Давайте посмотрим по Москве. Скажем так, могу наврать,  поскольку не делал общий анализ, но давайте посчитаем. Час записи приносит прибыли  полторы тысячи. Мне, например, нужно записать голос на микрофон и сделать десять дублей, то я уложусь в час. Я плачу полторы тысячи, — нажимаю на микрофон, они  начинают меня записывать.

Максимум, который может принести студия, — это полторы тысячи в час, если она работает для звукозаписи. Продукт, который делают композиторы или аранжировщики, не находясь в студии звукозаписи и не работая с клиентом, то тут сложно оценить. Это уже такой авторский, творческий продукт. Но, согласитесь, полторы тысячи в час, — это для бизнеса не так уж и много. Плюс мы не можем этот бизнес расширить, потому что, во-первых, не будет больше спрос.  Его нельзя искусственно создать, а, во-вторых, если мы хотим «запараллелить» процесс, нам нужно заказать две студии звукозаписи,- это тоже не очень удобно.»

Иван Макаров: «Понятно. В любом случае, это же затраты на оборудование, которое тоже приходится постоянно, видимо, менять, это аренда помещения…»

Максим Загорулько: «Ремонт, очень важен акустический дизайн помещения. К этому нужно очень серьезно подходить. Есть своя специфика, кто сталкивался с арендой, знает, что под студию никуда не пустят, — днем с огнем не найдешь помещение, куда арендодатели готовы дать заехать.  Поэтому это не то, что беда, это такая специфика. Это значит, что нужно работать над каким-то проектом.

На самом деле, очень выгодно осуществлять по всей России свадебные  и корпоративные заказы. Естественно, всегда было выгодно в рекламе работать, поэтому, если более прагматично подходить к этому вопросу, я думаю, что правильно для студии звукозаписи выбирать направление достаточно узкое, как  обычно в маркетинге принято, и по нему бить.

Например, мы делаем хип-хоп или мы делаем озвучку к видео, какие-то саундтреки, и в этом направлении находить клиентскую базу и подписывать контракты.  Заказчики могут находиться как в России, так и за рубежом, ограничений нет, но студии звукозаписи широкого профиля приходится сложней, потому что приходится постоянно разрываться,  переключаться. Но кто помоложе и из ребят, кто имеет несколько иную формацию и понимание, как нужно делать бизнес, они именно студии так и организовывают, — очень узконаправленно. А, вот, как это раньше было, посмотрим на какие-то студии, то у них не очень хорошо идут дела, намного хуже,  чем у тех, у кого узкая специфика.»

Иван Макаров: «Спасибо, Максим,  тогда следующий вопрос, наверное, более личный: вот сейчас работаете как композитор, продюсер, есть студия  звукозаписи, а какие планы? Куда Вы стремитесь, куда Вы идете сейчас? Я знаю, что Вы в Москву планируете как-то переносить свой бизнес? Если не секрет, конечно.»

Максим Загорулько: «Для начала, мы сами физически перебрались в Москву. Сейчас  начнется период поиска аренды помещения, затем ремонт, затем нам придется  заказывать оборудование, но  студия – это  инструмент, в принципе. Неважно где и как, главное, чтобы было хорошее качество.

Есть большие амбиции по поводу проекта «Калифорния». Буквально, вчера слушал  наш первый альбом. Сейчас начнется промо по альбому и, хотелось бы, конечно, нам добиться, скажем так, федерального уровня артистов, хорошей узнаваемости и большого спроса по гастролям.

Если нам это удастся сделать, то мы сможем себя попробовать и в видеопродакшне, в каких-то экспериментальных проектах и вторую пластинку делать, имея хорошее финансирование. Сопроводить музыку видеорядом и, может быть, какими-то акциями или интересными шоу-программами на сцене.

В этом плане, если не забегать слишком далеко, а смотреть на ближайшие год-два, то, первое, что хочется сделать в Москве — это, конечно, довести до полной готовности проект «Калифорния». Нужно и репетировать, и, скажем так, с внешним образом разбираться. Это достаточно интересная работа, но нам нужно повышать для этого спрос на проект, чтобы  было целесообразно этим заниматься.

Также хочется еще пару музыкальных проектов начать. В Москве много талантов, как и везде, в принципе… И, конечно, в ближайшее время продолжать сотрудничество с  теми, с кем у нас запланирована работа по контракту на целый альбом.

Проект «Калифорния» — англоязычный. Из-за этого он немного идет в диссонанс с общим настроением в нашей стране. Мы ведь ориентированы на Россию. Я сам по образованию баянист и играл в русском народном оркестре. Мне всегда хотелось сделать какой-то патриотические проект, не «Ура! Патриотизм», а что-то такое, сугубо русское. И я так понял, что много музыкантов сейчас всерьез подумывают о том, чтобы немного поменять свой профиль. Возможно и такое будет.»

Иван Макаров: «То есть, много идей, много мыслей?»

Максим Загорулько: «Да.»

Иван Макаров: «Это круто, когда много идей, потому что бывает, что люди испытывают творческий кризис, а есть те, которых просто разрывает от идей. Надо просто брать и делать. Брать и делать…»

Максим Загорулько: «Да. Тут, наверное мне везет. Творческий кризис у меня больше двух дней не длится, а вот есть люди, которые периодами работают. Тут надо переключаться как-то… спорт, плавание, свежий воздух… В здоровом теле — здоровый дух.»

Иван Макаров: «Максим, знаете, меня заинтересовал вопрос. Вы сказали, если проект станет известен, то будет возможность привлечь больше средств в его работу. Вопрос такой. Все-таки, когда Вы продюсируете какой-то проект, то как складывается его финансирование: личные  средства, привлечение каких-то инвесторов или это спонсорские пакеты? Примерное соотношение вложений?»

Максим Загорулько: «Здесь нет единой формулы. У каждого  продюсерского центра своя политика на этот счет. У меня со всеми артистами по-разному расчет происходит. И ценник, есть или, наоборот, момент распределения прибыли. Однако есть основные модели: есть модель, когда проект изначально оплачен до релиза или до получения статуэтки «Песня года».  Изначально рассчитано и все уже продумано. Это  самый, наверное, легкий вариант,   потому что есть финансирование и на альбом, и на промо, и на создание качественного продукта. Но как правило, есть и другие ситуации,  когда хочется вложить меньше денег. Никто не хочет рисковать. По последним проектам, которые я наблюдал и по нашему проекту это также можно сказать, что формула такая: личные средства плюс личные, например, средства родителей, как правило музыканты молодые,  сами еще являются студентами; личные средства плюс средства продюсера и инвестора — треть, треть и треть.

По моему личному опыту, самые опасные и самые неудачные проекты получаются, когда они полностью оплачены инвестором. Например, инвестор является директором, кирпичного завода, и он говорит: «Хочу я, чтобы мой проект по телику звучал». Вкладывает  большие  деньги, не понимая  всей этой кухни, и допускает самую главную ошибку – продукт не востребован и абсолютно не имеет своей аудитории.

Если посоветовать по инвестициям, я думаю, что целесообразно ставить какие-то  небольшие задачи и в рамках этих задач находить маленькие инвестиции и решать задачи, а дальше отбивать их и с каждым разом повышать окупаемость и сложность заданий. Но это очень долго, конечно. И тут-то все артисты и срываются.»

Иван Макаров: «В любом случае, под конкретную задачу найти финансы, мне кажется проще? И отдача видна. Нежели в случае, когда окупаемость будет через 2 года. Или через 5 лет. Возьмем ли «Песню года»? Это, вообще не определенно. Все-таки, когда стоит задача какого-то промоушена в рамках одного концерта или в рамках какой-то записи, то организовать это, с точки зрения бизнеса, кажется, что проще?»

Максим Загорулько: «Ну, да. И плюс ко всему тут большие риски, поскольку здесь что-то проанализировать невозможно. Когда у вас расписан план на 2 года, и он уже  зафиксирован, то тут уже получается негибкость.»

Иван Макаров: «Хорошо. Максим,  задам традиционный для наших интервью вопрос: как Вы считаете, что необходимо, чтобы  стать лучшим? В Вашей отрасли или в общем?  Сформулируйте свой рецепт успеха?»

Максим Загорулько: «Я думаю так. Если мы говорим о профессиональном компоненте,  чтобы быть лучшим, нужно больше работать.  Есть теория, сколько там тысяч часов…»

Иван Макаров: «Десять тысяч, по-моему…»

Максим Загорулько: «Десять тысяч часов, это я абсолютно поддерживаю. В ремесле, чтобы повышать свои качества профессиональные, нужно заниматься им день и ночь. И я думаю, что  особенно для молодой аудитории, которая очень любит искать себя, бездельничать и что-то там созерцать, сидя на диване, я всегда советую делать. Пусть некачественно, но делать и, как бы, брать объемом. Получается, что количество переходит в качество. Но только работа и иногда потом разбор полетов.  Но чтобы их разбирать, нужно работать много.»

Иван Макаров:  «То есть, рецепт выглядит следующим образом: мы берем, делаем хорошо или плохо – неважно. Получаем  обратную связь. Как  минимум, купили – не купили. Понимаем, почему не купили. Делаем снова. Снова получаем обратную связь и так далее?»

Максим Загорулько: «Ну, это, наверное, слишком утрированно. Я хотел сказать то, что  делать надо, конечно, хорошо и думать перед тем, как делаешь, но главное – работать ежедневно. Если хочешь чего-то добиться, главное — работать N часов в сутки. Если говорить о музыке, то это хорошо к музыке относится, тут можно песню … аранжировку  делать за десять часов, а можно за сто часов и за сто часов обычно лучше получается. Можно писать голос за полчаса, но песня длится три минуты. Теоретически, голос можно за три минуты записать. Бывает, часов по пять пишем одну партию. И в этом есть смысл. В бизнесе, может быть, не совсем так…

А! Да! Еще добавлю: работать и  образовываться.»

Иван Макаров: «Учиться…»

Максим Загорулько: «И учиться. Я тоже считаю, что это работа.»

Иван Макаров: «Безусловно. Спасибо, Максим, и заключительный вопрос для наших интервью: что можете пожелать людям, которые только-только собираются либо стать на путь  становления лучшими в своей области, либо, может быть, стартовать свое дело, то есть пойти в бизнес, как вы считаете, что можно посоветовать таким людям и пожелать?»

Максим Загорулько: «Если они в начале пути, то делать «ресёч». И хорошо продумать перед первым шагом все нюансы. Но в почти в любой области, будь-то маркетинг, или это музыкальное  решение, я смотрю, как это сделано у наших зарубежных коллег.  Наверное, нужно как можно больше исследовать и не изобретать велосипед. Максимально подготовиться теоретически и после этого начинать. Но с начинанием тоже не следует затягивать. Такая вот золотая середина.»

Иван Макаров: «Максим,  ну,  и  заключительный после заключительного вопроса вопрос. Есть ли какая-то книга, которая сильно повлияла на Вашу жизнь, или может быть фильм? Что проще обозначить? Что бы Вы могли посоветовать прочитать?»

Максим Загорулько: «Да, я когда слушал Ваше интервью, — этот вопрос задается всем.  Подумал, что в рамках нашего с Вами разговора  я бы назвал один фильм, и тогда про него вспомнил, когда слушал интервью с «Калифорнией». Сейчас не могу его вспомнить. По-моему, в нем играет афроамериканец Уилл Смит, и сюжет этого фильма, что глвный герой носил и компьютеры допотопные продавал. Вы не знаете этот фильм? По сюжету у него был маленький сын, жена ушла от них, и вот он попался…»

Иван Макаров: «Я понял, думаю, что мы найдем его и потом ссылочку поставим на этот фильм.»

Максим Загорулько: «В комментариях… Вот наверное, этот фильм, он  дает  поддержку в том плане, что быстро ничего не дается, нужно идти степ-бай-степ.»

Иван Макаров: «Там явно показано, что одни делают 50 звонков в день, а он делал 150, и только таким образом, только работая и работая он стал лучшим в том, что он делает.»

Максим Загорулько: «Ну да. Может быть, сегодня получилось много лирики, зато очень практично, очень жизненно.»

Иван Макаров: «А главное – эффективно. Спасибо большое, Максим. Был рад пообщаться. Напомню, что у нас в гостях сегодня  был Максим Загорулько — композитор, продюсер, бизнесмен.

Максим, спасибо большое, что нашли время,  и я надеюсь, что когда  выйдете на очередной этап развития своего бизнеса, мы с Вами еще встретимся, и Вы нам расскажете, что же изменилось за это время.»

Максим Загорулько: «Спасибо, обязательно поделимся.»

Иван Макаров:  «Еще раз большое спасибо и до новых встреч.»

Понравилась страничка? Поделись с друзьями. Им полезно, а нам приятно. Спасибо!

Оставьте комментарий. Ваше мнение очень важно для нас.