Евгения Коршунова «Побеждать красиво»


Здравствуйте, дорогие друзья!

У нас в гостях очаровательная, нежная, легкая и, безусловно, талантливая гостья, солистка Львовского Национального Академического театра оперы и балета им. С.Крушельницкой - Евгения Коршунова.

 

Из интервью Вы узнаете:

  • как быть лучшей среди равных;
  • как удержать равновесие успеха, стоя на зыбких пуантах;
  • чем подпитывать душу, чтобы жить вдохновленно;
  • какие книги помогают воспитать себя.

 

Приятного просмотра!

 

Здравствуйте, дорогие друзья!

Рад приветствовать Вас на очередном нашем интервью. С Вами снова Иван Макаров и проект Numberfirst.ru!

Сегодня у нас в гостях необычный для нашего формата интервью гость — это ведущая солистка балета Львовского Национального Академического театра оперы и балета имени Соломии Крушельницкой, лауреат премии имени Вадима Писарева — Евгения Коршунова.

Иван Макаров: «Здравствуйте, Евгения!»

Евгения Коршунова: «Добрый день, Иван!»

Иван Макаров: «Евгения, для нас общение с людьми искусства — пока редкость. Мы, в основном, общаемся с предпринимателями, бизнесменами. Однако нам также важно узнать, как добиваются успеха в других сферах жизни. Поэтому, первый вопрос, который я Вам задам — как сложилось, что ребенок, девочка, начинает заниматься балетом? Как к этому приходят?»

Евгения Коршунова: «Изначально  я не мечтала быть только балериной. Мне хотелось что-то делать: петь, танцевать. Родители сказали, что, как только, мне исполнится 5 лет, они меня куда-то отправят. В детстве у меня мечта была…Помните передача была «Утренняя звезда»? Я почему-то считала, что это такая школа. В нее отправляют учиться, чтобы готовить отчетные концерты каждую неделю. И, вот, дети, которые там учатся, обучаются петь, танцевать … всему такому…Я мечтала попасть туда и ждала свои пять лет. Не могла дождаться!

Всем рассказывала, что как только мне исполнится 5 лет, меня отведут в школу такую. Вот. И, действительно, когда мне исполнилось 5 лет, мама случайно увидела какое-то объявление на столбе о наборе детей в балетную студию, недалеко от дома, по Ильича, и отвела меня туда попробовать.

В балетной студии у меня был замечательный преподаватель - Светлана Петровна Долгопятова. Она сама никогда в жизни не танцевала, но очень  фанатично была влюблена в балет, как вид искусства. Она влюбляла нас всех! Всех детей!

Я влюбилась бесповоротно, безвозвратно! Благодаря ей я определилась со своей дальнейшей профессией и со своими целями на оставшуюся жизнь (Смеется. — прим.авт.). Примерно в пятилетнем возрасте.»

Иван Макаров: «И что, все? — дальше бесповоротно и окончательно занимались только балетом? Или было так, что еще куда-то хотелось? Может, тоже рядом  было то-то, с танцами связанное и т.д.? Или, прямо, четко по этой линии?»

Евгения Коршунова: «В 10 лет я поступила в учебное заведение в Белоруссии. Это было в Минске, соответственно, я  уехала из дома. По этой причине жила в интернате. Это было очень сложно, потому что не было родственников, не было родителей. Очень редко ездила домой, и очень было сложно учиться. Это тяжело! Потому что у нас вперемежку шли предметы общеобразовательные со специальными.

Мы учились с 8.00 утра и до 18.00 вечера. Для 10-летнего ребенка — это очень большие нагрузки. К тому же, рядом нет мамы, которая придет вечером и пожалеет тебя, обнимет, скажет нежные слова…

Не было мобильных телефонов, не было Интернета…Я себя ощущаю древней какой-то! (Смеется! — прим.авт.) Но в мои  10 лет — этого не было, да!

Был телефонный звонок один раз в неделю. Мы все его ждали! Дети договаривались с родителями на определенное время, и, вот, ждали, ждали, когда же мама прорвется сквозь тысячи звонков в субботу вечером или в воскресенье, чтобы поговорить хоть чуть-чуть!  Поэтому, конечно, во время учебы в Минске — я 9 лет проучилась  — возникали какие-то такие сомнения: «Надо ли мне это? И так сложно…И может быть, выбрать что-то другое?» Но это были мимолетные сомнения.

Потом, когда закончила учебу, я долго не могла найти работу. Примерно девять месяцев я была без работы, а нужно было жить и зарабатывать на жизнь. Я занималась маркетингом, преподавала, ходила на кастинги, снималась…

Чем я только  не занималась! Нужно было как-то жить! Нужно было кормить себя чем-то ! А мне было стыдно просить деньги у мамы, имея образование. К тому же мне уже исполнилось 18 лет. Совершеннолетняя? — Корми сама себя! (Смеется!- прим.авт.). Конечно, мама, все равно, помогала! Спасибо ей большое!

В такие моменты, я думала, что, возможно, не вернусь в профессию…Возможно, что больше не буду танцевать…Думала, что не Судьба! Вот. Как-то я принимала все удары жизни! Однажды так сложилось, что я попала в театр на условный контракт, на пару месяцев, чтобы меня посмотрели. Я очень быстро освоила весь репертуар и все стало очень интенсивно развиваться. Особенно, после приезда к нам постановщика из Большого театра — Юлианы Малхосянц. Она у нас ставила балет «Дон Кихот»…К тому моменту я проработала примерно один год в театре. Скажем так, это был период, когда ко мне еще присматривались. Год — это очень мало…Юлиана Малхосянц заметила меня однажды и дала мне главную партию в этом спектакле. После этого  в театре мне дали огромный шанс! Я им воспользовалась! Так началось мое развитие. И с каждым годом, с каждым днем началось оно становится все более интенсивней и интенсивней.»

Иван Макаров: «Спасибо, Евгения! Вот, смотрите. Часто говорят, что очень важно, чтобы на пути у человека встречались правильные люди? Говорят, что именно такие встречи, чаще всего, бывают именно тем, что помогает двигаться вперед. Как Вы относитесь к такому утерждению?»

Евгения Коршунова: «Совершенно верно! Совершенно! Но только нужно, чтобы они не только встречались и проходили мимо дальше. Нужно еще и заметить это! Да? Этот шанс в театре и воспользоваться им! И «не профукать» его, скажем так. (Смеется! — прим.авт.)

Нужно доказать, самому себе, прежде всего, не кому-то — что ты чего-то достоин. Вообще, мне кажется, если дело, которым ты занимаешься —  любимое; если ты относишься к нему честно, с любовью, то оно обречено на успех! В любом случае! Вот. Поэтому, на мой взгляд, очень важно заниматься именно любимым делом.

Я сама выбрала этот путь. У меня никаких природных данных особых нет. Вот, честно, работаю, как могу!  И получается результат.»

Иван Макаров: «Спасибо. Евгения, смотрите, раз уж зашел разговор о том, что «я — работаю, работаю, работаю, да?» Вот…Я просто сталкивался со спортом и, поэтому, мне интересно. Вот, у спортсменов часто бывает так, что тренировки идут, идут, идут, идут и в какой-то момент человек начинает выгорать. И ему сложно заставить себя пойти на следующую тренировку и т.д.  Я так понимаю, что балет — это тоже череда постоянных занятий, это  — работа над собой. (Евгения одобрительно кивает — прим.авт.) Вот, бывают ли в балете такие проблемы?»

Евгения Коршунова: «…,ну, в балете…возможно, на период обучения — да. Это такой монотонный, кропотливый труд, который, как бы…не видишь этого конца, финиша, да? На работе в драмтеатре — намного проще, потому что у нас есть спектакли, которые по 2-3 спектакля в неделю идут.  Мы ставим какую-то партию, какой-то образ…Вот, мы готовимся, часто получается так, что читаем литературу, смотрим фильмы специально, чтоб настроиться…музыку какую-то -тоже, чтоб настроиться на спектакль. Ну, естественно, сам процесс репетиции — это такой период работы не только над физикой, но и над образом, поэтому в кульминационный момент, когда мы находимся на цене, идет выброс энергии и дальше — все заново! На следующий день ты приходишь с желанием! Даже, если накопилась какая-то усталость, все равно. У тебя — новый образ, новая задача стоит перед тобой! И это очень интересно! Поэтому в этом есть отличие между спортом  и балета, как вида искусства!»

Иван Макаров: «То есть за счет того, что бывает какая-то эмоциональная разрядка, регулярная, то есть, ты, вот, идешь, потом поднимаешься, потом — раз — обнулился и заново поднимаешься вот на этот уровень,  так, да?»

Евгения Коршунова: «Да. Очень сложно! Очень сложно, если ты уже почувствовал этот кайф (смеется! — прим. авт.) — очень сложно, когда у тебя бывают такие, вот, периоды, болезни например,  или просто бывает как-то, что вот нет каких-то главных таких ролей в спектакле, и, вот, ты сидишь, ты не занят особо, — вот, тоже самое получается, что работаешь -работаешь, выполняешь техническую работу, а, вот, нет эмоционального никакого наполнения, никакой эмоциональной нагрузки, да? Это, действительно, бывает сложновато. Но, без работы, все равно мы не сидим. Даже, если я не танцую главную партию, я всегда говорю, что я могу выйти и там, и там: и в операх, и еще где-то. Каждый выход на сцену — это праздник! Поэтому я не считаю, что, вот, я такая вот — молодец — и ниже своих партий я не пойду и выступать не буду! Мне кажется, это — глупо! Если это любимая профессия — какая разница в какой партии выходить? Ну, как бы.. Другое дело, что меня саму берегут. Говорят: «У тебя  — главная партия! Давай, побереги свои ноги!» Вот. «Не стоит тебе выходить на каблуках перед этим спектаклем в опере. Отдохни, полежи дома!»

Иван Макаров: «Спасибо, Евгения! Традиционный вопрос для наших интервью . Как стать лучшим в том, что Вы делаете, да?» То есть, как Вы считаете, какой рецепт успеха?»

Евгения Коршунова: «(Смеется! — прим. авт.) Если ты хочешь добиться успеха, заработать много денег, как-то там еще говорят…Тебе поможет — адский труд! Это — да! (Снова смеется — прим.авт.). Трудится, трудится, трудится и еще раз трудиться!  Верить в себя! Очень важно верить в себя! Потому что, не всегда, в  том коллективе, где ты работаешь, или с тем педагогом, с которым ты работаешь, с людьми, вообще, с которыми ты сталкиваешься по жизни, не всегда у тебя есть поддержка, не всегда тебе будут говорить: «Вот, сегодня не получилось — ничего страшного! Завтра получится!» Ты должен сам всегда знать это и сам идти к совей цели! Неудачи — это тоже результат! Потихоньку делать выводы. В этой профессии очень важно с умом работать, как и в любой другой, наверное. Но, кажется, что балет  — это они просто двигают ногами и все, больше ничего от них не требуется! На самом деле, двигать ногами — это, можно сказать, самое легкое, что есть, потому, что, вот, с головой двигать ногами — вот это, да — это сложно! Поэтому мы стараемся, как и все…очень видно развитого артиста, интеллектуально развитого, потому что, когда ты выходишь на сцену — сцена оголяет всегда! И зритель очень чувствует, какой человек внутри, что он несет, какую смысловую нагрузку он несет. Даже, если у него образ какой-то один — все равно! Очень видно душевное состояние! Я не знаю, почему так. Вот так сложилось и все! Даже, когда Вы смотрите спектакли драматические, да? и концерты какие-то, непосредственно в зале, в живую, это — одно, это- одна энергетика! Когда на записи — вроде, тоже не плохо, но — не то. Не то! Также..»

Иван Макаров: «Совсем другое!»

Евгения Коршунова: «Совсем другое! Да! Поэтому, как бы, тут тоже так получается. Развивать себя духовно, развивать себя физически, вот, и работать! Верить в себя  — очень важно! (Смеется! — пим.авт.) Не смотря ни на что! Верить в себя, идти к своей цели!»

Иван Макаров: «Спасибо, Евгения! И еще тогда один традиционный вопрос для нашего интервью. Есть ли какая-то книга или какой-то фильм, который вы могли бы посоветовать тем, кто, вот, сейчас, нас слушает? Может быть, это то, что как-то повлияло на вашу жизнь? Может, протсо очень понравилось! Вот.»

Евгения Коршунова: «Э-э-э, конкретно, чтобы как-то повлияло, я не могу так сказать. В какой-то определенный момент, знаете, я начала ходить в драматический театр. Для меня это было большое открытие, например. Вот, потому что, играют в спектакли, естественно, по книгам. Одно дело — прочитать; другое  — посмотреть, прочувствовать, увидеть другое…Наверное, это потому, что я — человек искусства — я немножко смотрю более обширно, с разных сторон. Мне очень нравится! Я влюблена, опять же, безвозвратно, в драматический театр! Очень люблю слушать хорошую музыку, которая, ну, вот, сидишь, слушаешь, и слезы текут. Ну, вот,  у меня такое бывает. И фильмы, Вы знаете, сейчас, мало фильмов, таких, мне кажется, стоящих, вот. Жизнь сейчас  — такое тяжелое бремя, когда много какой-то психоделики непонятной. Когда ты не поймешь, о чем этот фильм, какой смысл вообще? То есть, понятно о чем, но…  Какая идея? Идеи — нет никакой. То есть я люблю добрые фильмы, про отношения, взаимоотношения, да, людей? Там, где есть и дружба, и любовь, и такие, про достижения целей, например. Вот. Поэтому какой-то один выделить не могу. Вот. Вот так вот.»

Иван Макаров: «Хорошо, Евгения! Вопрос о планах. Вот. Вы сейчас солируете, да, в театре, а куда дальше расти? В профессиональном плане или, может, быть в личном? У Вас есть какие-то личные планы, если не секрет? Куда Вы движетесь? Куда планируете прийти?»

Евгения Коршунова: «Ну, куда расти есть, всегда. Есть спектакли, которые мне очень хотелось бы сыграть. Станцевать еще. Вот.  Есть роли. Есть поездки, гастроли, в которые мне тоже хотелось бы съездить, посмотреть. Поучаствовать, возможно, с другими театрами, вне нашей труппы, потому что это большая разница, когда ты танцуешь только у себя в  театре и тебя никто другой, как бы не видит.  Ты приезжаешь в другую труппу, в другой атмосфере, это очень эмоционально сложно.  И я, всегда, тяжело переношу такие вещи. Я ездила на гала-концерты и не один раз,  и, когда с тобой на одной сцене стоят звезды Мариинского театра, Киевской Национальной оперы, из Москвы, ну, конечно, это ответственно очень сильно! Вот…Профессиональные планы — понятно — всегда есть к чему стремиться, всегда есть, что играть. Хочется работать, хочется расти, чтобы не останавливать свои какие-то профессиональные качества! Расти! Расти, чтоб никто не говорил, что пора: «Давай, до свидания! Пора на пенсию!» Чтоб самому понять, когда пора! Вот. Ну, и хочется, конечно, в личном плане, чтобы семья была рядом. Я во Львове — одна. У меня здесь нет никого из родственников! Поэтому хочется, чтобы была моя, своя семья уже. Вот. Хочется…Независимо, где я буду жить. Я буду жить там, где моя семья. Любая точка мира, мне кажется. Абсолютно неважно для меня. Да. Так, что, я надеюсь, встретить друга настоящего, по жизни, такого, чтобы мы были вместе бандой! Сплоченной такой! Вот, да! Ну, и детки, всякое такое. Ну, и дальше продолжать танцевать — это не мешает абсолютно! Да. Если, я буду жить в том, месте, где нет театра, я думаю, что я тоже себя найду, реализую. И ничего в этом нет страшного.»

Иван Макаров: «Ну, в крайнем случае, я думаю, что с тем опытом, который у Вас есть, всегда можно найти занятие, которое будет и радовать, и приносить какую-то пользу окружающим…»

Евгения Коршунова: «Да, я не боюсь никакой работы. Не знаю… У меня много идей интересных. Есть идеи по поводу школы какой-то своей, открыть и потихоньку так развивать, может, группу  сначала открыть, а потом ее потихоньку развивать,..какого-то  эстетического развития детей, живопись, вот, актерское мастерство, танец в разных стилях. Вот. Мне было бы очень интересно. Мне кажется, у меня есть тяга к детям. я очень люблю детей! Дети взаимно любят меня. Вот. (Смеется! — прим.авт.) Я нахожу как-то подход, общи язык. Вот. Поэтому, в итоге, мне бы хотелось прийти к тому, чтобы я могла привить вкус, отдать то, что есть у меня внутри на пользу детям. Чтобы молодое поколение росло счастливое и здоровое! Со светом в душе! Вот так вот. Все-таки, очень хочется!»

Иван Макаров: «Спасибо, Евгения! На самом деле, вот, когда Вы говорите про детей с улыбкой, Вы настолько заряжаете энергетикой, … просто она, вот, так вот, струится, буквально,  из вас…поэтому… на этом подъеме у меня к Вам вопрос. Что бы Вы могли пожелать тем, кто нас слушает, тем, кто только стартует, тем, кто только собирается начинать становится лучшим, в том, что он делает? Вот, что им можно пожелать, чтобы у них все получилось?»

Евгения Коршунова: «Я желаю удачи! Это очень важно — удача сопутствующая! Здоровья, потому что всем, всем нам нужно здоровье, в любой профессии. Без этого никак!..Желания, которое будет всегда внутри Вас и нас, которое будет двигать нами, чтобы что-то сделать! Никогда не терять вот этой искры! Какого-то энтузиазма, какого-то  такого, да? Идти на риск, возможно, ради чего-то, ради идеи! По молодости очень часто бывает, а  потом как-то…все забывают…»

Иван Макаров: «Атрофируется…»

Евгения Коршунова: «Да! Да, почему-то. Вот. И никому не желать зла! Потому что я поняла по своему опыту, что люди очень все чувствуют! Это кажется, что кем-то притворишься, и буду кем-то другим. На самом деле, нет. Если ты — честный человек, если ты честен по отношению к себе, по отношению к людям, никому не желаешь зла, любишь свою работу — оно все плохое будет просто, даже, если где-то прилипать- сразу же, отпадать! Все будет идти мимо. Абсолютно! Вот. Поэтому, желаю вдохновения не терять, ни в коем случае! (Смеется! — прим.авт.) Вот. И веры в себя! Это очень важно! И все получится! Обязательно получится! При правильном подходе, все, всегда, получается! Когда с чистой совестью человек, мне так кажется! Может, я живу в каком-то своем розовом мире, где гуляют розовые пони. (Смеется! — прим.авт.)Вот. Но мне кажется, что, прежде всего нужно оставаться человеком.  С большой буквы!»

Иван Макаров: «Спасибо, большое, Евгения! Напомню, что у нас сегодня в гостях была Евгения Коршунова — солистка театра оперы и балета львовского. Евгения, спасибо большое, что нашли время принять участие в нашем проекте.»

Евгения Коршунова: «Я Вам благодарна очень! Очень интересные были вопросы и приятный собеседник.»

Иван Макаров: «Спасибо! Надеюсь, что мы с Вами еще встретимся на каком-то следующем этапе развития жизненного пути и Вы нам расскажете, насколько Вы дошли до тех целей, которые сегодня наметили. Показали — теперь надо достигать!»

Евгения Коршунова: «Я дойду, не сомневайтесь! Я потом все расскажу дальше, как все сложилось!»

Иван Макаров: «Хорошо! Спасибо большое, Евгения, и до новых встреч!»

Евгения Коршунова: «Всего хорошего! До свидания!»

 

До новых встреч!

С Вами был Иван Макаров, www.numberfirst.ru

Понравилась страничка? Поделись с друзьями. Им полезно, а нам приятно. Спасибо!

Оставьте комментарий. Ваше мнение очень важно для нас.